Минэкономики рассчитало проигравших и выигравших в пандемию

25 сентября 2020, 05:40

Два сценария прогноза социально-экономического развития РФ до 2023 года, подготовленные в Минэкономики для нужд бюджетного процесса, в 2020 году очень близки друг к другу — и главным фактором неопределенности в них являются не цены экспорта России, а внешние переменные, связанные с будущей динамикой пандемии. Расчеты Минэкономики демонстрируют, что цену пандемии экономика страны уже заплатила: лишь часть отраслей (но важнейшая — нефтяная и металлургическая) к 2023 году вернутся к производству уровня 2019 года, остальные, за редким исключением, будут развиваться теми же темпами, что планировалось ранее. Налоговое перераспределение до 2023 года будет немного ниже докризисного, а неожиданный выигрыш наемных работников в экономике будет медленно сокращаться.

Минэкономики, коронавирус, пандемия, covid-19

В распоряжении “Ъ” оказался полный текст макропрогноза Минэкономики — базового документа для бюджетных расчетов, он представлен ведомством Минфину 21 сентября. Несмотря на то что основные цифры прогноза уже опубликованы, важен взгляд Минэкономики на предполагаемые последствия спада 2020 года и мер по его предотвращению в их неочевидных аспектах.

Сценарная структура прогноза Минэкономики в этом году крайне проста: есть два сценария, базовый (на него опираются расчеты бюджета) и консервативный, и оба они непринципиально отличаются друг от друга. В двух версиях заложенные в сценарии цены на нефть отличаются несущественно: в базовом она растет с $41,8 за баррель в 2020 году к до $47,5 за баррель в 2023-м, в консервативном — до $45 за баррель. Главное отличие сценариев, по сути, мало зависит от РФ — это динамика «второй волны» коронавирусной пандемии, через нее — внешний (и в меньшей мере внутренний) спрос на товары РФ, а через них — темпы роста ВВП.

В базовом сценарии в 2021 году ВВП растет (после обвала в 3,9% в 2020 году) на 3,3%, в консервативном — на 2,5%, разница в 0,4–0,5 п. п. экономического роста между двумя сценариями сохраняется до 2023 года.

Качественно сценарии, впрочем, не различаются — так, прогнозируемый рост реальных располагаемых доходов населения положителен в двух сценариях, в консервативном он несколько меньше — но всегда больше роста 2019 года, когда он составлял 1% (реальное выражение). Прогнозный расчет Минэкономики ВВП по источникам доходов демонстрирует парадокс с главным «относительно выигравшим» от пандемии в экономике. В 2019 году доля оплаты труда в ВВП составляла 45,7%, валовая прибыль всей экономики — 42,9%, чистые налоги на производство и импорт — 11,4%. В 2020 году на спаде ВВП доля оплаты труда выросла до рекордных 48,7%. Минэкономики предполагает, что в 2021 году эта доля составит 47,8%, в 2022-м — 47,5%, в 2023-м — 47,5%, оставшись сильно выше доэпидемической. Доля прибылей в ВВП упадет в 2020 году до 40,5% и будет медленно восстанавливаться до 41,5% в 2023 году (то есть не восстановится).

Наконец, в относительном измерении налоговое перераспределение 2020 года к той же цифре 2019 года немного снизилось (10,9% против 11,4%). В 2021 году оно восстановится до 11,1% и останется практически на том же уровне до 2023 года. Это еще одна иллюстрация к дискуссии о сырьевых налогах: смысл действий Белого дома в этой части — в том числе компенсация сниженных налогов в МСП, IT и инновационном секторе через сырьевые налоги и рост собираемости налогов, общий уровень налогового перераспределения в экономике не меняется.

Также стоит отметить, что модели Минэкономики не видят какого-либо серьезного давления происходящего на рынок труда: численность занятости в сценариях ведомства растет с 2021 года, уже с 2022 года превышая докризисный уровень, а безработица возвращается на докризисный уровень почти одинаковыми темпами — с 5,7% в 2020 году до 4,7–4,8% в 2022 году. Речь идет о том, что порядка миллиона (из более 70 млн занятых) в 2020 году или потеряли работу, или столкнулись с необходимостью ее искать — и через два года эта когорта «новых безработных» вернет себе обеспечение теми или иными способами.

По существу, для большинства отраслей сценарии Минэкономики очень близки к сценарию для безработицы: большая часть потрясений — это чистый эффект от локдауна и спада спроса из-за него, далее дела будут идти почти точно так же, как предполагалось ранее.

Исключения есть. В первую очередь это добыча — она вернется на докризисные уровни не ранее 2024 года, в основном это — плата за соглашение ОПЕК+ и устраивающие РФ нефтяные цены (добыча газа в 2023 году ожидается на 7,7% выше уровня 2023 года). Кроме того, тот же сценарий ожидается для металлургии — в 2023 году выпуск в ней будет на 1% меньше уровня 2019 года, это уже эффект обвала внешнего спроса. Почти то же самое Минэкономики ждет в автопроме (на 0,6% меньше) и сильнее — в производстве прочего транспорта и оборудования (на 9,2% меньше). Ожидается очень быстрый рост в химии (выпуск на 24,9% больше в 2023 году в сравнении с 2019 годом), в фармацевтике (на 42,4%), электронике (20,8%).

Фактически это сценарий, в котором ближайшие три года экономика, за редким исключением, будет считать 2020 год годом чистых потерь, которые ничего не меняют,— лишь в части отраслей (но важных) ожидается более длительная депрессивная динамика. С точки зрения структуры выпуска добыча сократит свою долю в ВВП значимо (с 11,3% в 2019 году до 9,3% в 2023 году), значимо увеличат вес строительство (с 5,1% до 5,4%), медицина и соцуслуги (с 3,1% до 3,4%) и профессиональная, в том числе научная, деятельность (с 5,1% до 5,4%). Увеличившаяся в 2020 году доля госуправления в ВВП (с 6,7% до 8%) будет медленно сокращаться до 7,5% в 2023 году. Доля других отраслей в производстве ВВП останется стабильной — как бы ни был масштабен пандемический спад, главный его результат — проблемы ТЭКа и сокращение перспектив металлургии.

Других серьезных последствий от коронавирусного поражения экономики в России не ожидается — сильно изменить сценарии, что подтверждается и расчетами Банка России в ОН ДКП (см. “Ъ” от 11 сентября), может только кризис в мировых финансах. «Цифровых» оснований его ждать ни у кого нет, что не мешает ему быть главным фактором неопределенности не только для России.

Дмитрий Бутрин

Источник: КоммерсантЪ

Также в разделе:

В Ленинградской области создадут торговый дом, который объединит фермеров...

Боливия намерена диверсифицировать экспорт продовольствия в Россию...

С 19 по 25 октября основным видом импортируемой продукции в Российскую Федерацию стала готовая пищевая продукция...

Кабмин спишет долги регионам, направляющим средства на инвестпроекты...

К льготным кредитам в сфере АПК допустили инвесторов...

Россиян предупредили о росте цен на продукты к Новому году...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.

Также вас может заинтересовать

Минсельхоз провел «Час контроля» по вопросам бесперебойной работы агропредприятий
22 октября 2020, 10:20
В Минсельхозе по поручению Министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева состоялось очередное совещание в формате «Час контроля», посвященное обеспечению бесперебойной работы сельхозтоваропроизводителей в условиях пандемии коронавируса. В нем приняли участие руководители региональных...
Как предприятиям компенсировать затраты на маски и дезинфекцию
19 октября 2020, 10:22
Предприятия могут компенсировать затраты на покупку масок для сотрудников и дезинфекцию производств при расчете налога на прибыль, следует из официального письма Федеральной налоговой службы (ФНС). Уточняется, что при расчете налога на прибыль расходы на дезинфекцию и маски можно отнести к...


Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

Недавние ответы: